Технологии

Могла ли Россия спасти Югославию в 1999 году?

4

Фото с сайта wikimedia.org

В каждую годовщину начала военной злости НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) против Югославии в отечественных СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) и экспертных кругах с новой силой вспыхивает давний спор, которому нет, и, кажется, никогда не будет конца 

Должна ли была Россия в тот роковой момент поддержать «братский балканский народ» всеми доступными средствами, не считаясь с возможными последствиями такого шага? Или же занятая ее руководством позиция невмешательства, а, фактически, потворства «западным партнерам» была единственной реалистичной линией поведения конкретно в то время и при той военно-политической ситуации в России и мире, которые сложились на момент развязывания Североатлантическим альянсом первой после 1945 года войны в Европе?

Для многих ответы на эти вопросы звучат совсем однозначно, и выглядят полностью очевидно. Тем не менее в данном случае все гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд. И даже на второй или третий… Проблема в том, что и операцию «Союзная сила», и приведшие к ней события в Югославии, и, тем более, действия (или, если угодно, бездействие) России должны рассматриваться в контексте событий, начавшихся намного раньше и продолжающихся практически по сей день.

Как это было…


Пожалуй, единственное, что на самом деле не допускает двойного толкования и расхождения в оценках, так это сущность действий НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) по отношению к суверенному государству, никоим образом не угрожавшему ни единому из его членов. Конечно же, это была никакая не «гуманитарная интервенция», как об этом пытаются твердить в Брюсселе и Вашингтоне до сегодняшнего дня, а самая настоящая военная злость, совершенная тем более незаконно, что она не получила в качестве прикрытия даже такого сомнительного «фигового» листка как мандат ООН. О нанесении ракетно-бомбовых ударов по гражданским объектам, гибели мирного населения, использованию Альянсом запрещенных видов вооружения (в том числе и приведших к радиоактивному заражению значительных территорий Сербии) и произносить вслух не приходится.

Все это давно известные истины, многократно подтвержденные и признанные достоверными. Как, кстати, и тот факт, что инцидент, использованный НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) для начала злости и представленный в 1999 году в качестве доказательств «этнических чисток против албанцев», к таковым не имел никакого отношения, да и совершенно, скорее всего, был весьма неплохо организованной постановкой спецслужб понятно какой страны… Все это, повторюсь, уже общие места, произносить вслух о которых в тысячный раз не имеет смысла. Гораздо важнее для нас реакция Москвы на незаконные действия НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) и определенные ее проявления. И прежде чем начать разговор на эту тему следует сразу признать: позиция России по «югославскому вопросу» на протяжении разных стадий конфликта в этой стране переживала весьма серьезные трансформации. По сути дела, все менялось от стадии «можем, но не хотим» к стадии «хотим, но не можем»…

Будем откровенны – Россия не приложила действенных усилий для сохранения СФРЮ в 1991 – 1992 годах. Наши представители в Совбезе ООН исправно голосовали за принятие санкций и эмбарго против Югославии. Москва в угоду «западным партнерам» покладисто признала независимость Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины. Более того – наши войска участвовали в «миротворческой операции», проводившейся на территории двух последних стран в рамках миссии UNPROFOR в самом буквальном смысле слова плечом к плечу с солдатами НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок). Ну, как же – ведь в данном случае все делалось по мандату ООН…

Все дело было в том, что в этот период Россия отчаянно, изо всех сил пыталась встроиться в «мировое сообщество» – что называется, войти в него «хоть тушкой, хоть чучелом». Оттого Москвой и принимались полностью любые правила игры, навязываемые «старшими партнерами» с Запада, а национальные интересы начисто игнорировались – как во внутренней политике, так и во внешней. До определенного этапа в Кремле, похоже, свято верили в данные когда-то еще Горбачеву обещания относительно того, что «НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) не будет расширяться на Восток», «Россия получит действенную экономическую помощь», что с нашей страной будут хоть сколько-нибудь считаться, принимая глобальные геополитические решения. Ну, и во многие такие же сказочки, претворять в жизнь которые никто и никогда даже в мыслях не имел. Впоследствии, когда дела в бывшей Югославии стали принимать совсем уже скверный оборот и в воздухе отчетливо запахло войной, наша страна, как, кстати, и представители Китая, пыталась против чего-то там голосовать в том же Совбезе, протестовать и «гневно осуждать». Однако в конечном итоге выяснилось, что эти жалкие потуги уже совсем никого не впечатляют и совершенно не интересуют. «Центром принятия решений» окончательно стали Соединенные Штаты, а полностью подконтрольный им Североатлантический альянс плевать желал на каких-то там русских с китайцами…

…Как могло быть…


Сторонники мнения о том, что наша страна должна была «грудью встать на защиту братьев-сербов» пытаются доказывать, что «обломать рога» разразившейся 24 марта 1999 года «Союзной силе» запросто могли наши ЗРК С-300. если бы, конечно, они имелись на югославской территории и если бы там в расчетах присутствовали наши военные специалисты – хотя бы в качестве командиров. Со слова «если», как понятно, начинаются обычно совсем пустопорожние разговоры. Не буду утверждать, что действительности полностью соответствует информация о том, что С-300 предлагались Милошевичу еще в 1996-1997 годах – в качестве уплаты по имевшемуся у СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) перед СФРЮ долга. Однако сербы сами отказались от такого варианта, в результате чего и остались на момент нападения НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) без современных средств ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника). На правду это весьма даже похоже. Что до поставок наших ЗРК в более позднее время – такая возможность была заблокирована «освященным» ООН эмбарго, за которое, повторюсь, голосовали также и наши представители. Нарушить его в Москве не осмелились.

Еще одно «окно возможностей» для спасения «братского народа» от бомб и ракет Североатлантического альянса кое-кто склонен видеть в обращении югославского парламента к Государственной думе с просьбой о принятии СРЮ в состав Союзного государства России и Белоруссии. Тогда, помнится, наши депутаты горячо поддержали этот порожденный отчаянием душевный порыв, а «зарубил» все дело Борис Ельцин, наотрез отказавшийся даже рассматривать подобную возможность, равно как и вопрос об отправке в зону конфликтов российских военных советников и оружия. Что ж, идеализм – вещь, конечно хорошая, но вот к чему следование решению проявившей его Госдумы привело бы в реальности?

Напомню, что с соответствующей просьбой парламентарии СРЮ обратились к России 12 апреля 1999 года – то есть уже тогда, когда вовсю была развернута «Союзная сила». Фактически, нашей стране прямо и недвусмысленно предлагалось вступить в войну с Североатлантическим альянсом на стороне сербов. Межгосударственные договора такого уровня «на коленке», в пожарном порядке не заключаются. Некоторые наши соотечественники по сей день уверены, что один лишь только факт согласия Москвы на предложение Белграда «охладил бы горячие головы в НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок)» и остановил бы злость. Ой ли? С учетом тогдашнего состояния российских Вооруженных сил, о котором мы поговорим чуточку ниже, реальных роли и места нашей страны в международных «раскладах», всего предыдущего откровенно капитулянтского поведения ее руководства скорее можно предположить совсем другой вариант. Гневная реакция «мирового сообщества» в виде самых жестких санкций (и отлично еще, если только их!) обрушилась бы уже на Россию. А что до перспектив переброски каких-либо наших контингентов для противостояния НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок)

По сей день представляемая в качестве единственной героической страницы российского участия в тогдашних событиях на Балканах на самом деле блестящая операция российских десантников, стремительным броском занявших аэропорт Слатина, имеет некоторые вовсе даже не героические эпизоды. Насколько понятно, вслед за этой эскападой должна была последовать переброска в данный район нескольких батальонов наших ВДВ (Воздушно-десантные войска — род войск, предназначенный для боевых действий в тылу противника). В Сербии, таким образом, был бы образован некий «русский анклав», на территории которого ее жители были бы защищены как от албанских боевиков, так и от потакавших им вояк НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок). При этом якобы было достигнуто негласное соглашение с Румынией и Венгрией, которые согласились «не заметить» следующие в их воздушном пространстве русские военно-транспортные самолеты с десантом и техникой. Вот только ничего из этого не вышло…

…И как быть не могло


По утверждению некоторых непосредственных участников этих драматических событий, информацию о готовящейся операции «слил» американцам и НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) тогдашний глава МИД (Министерство иностранных дел — в ряде стран министерство, занимающееся вопросами внешней политики и международных отношений) России Игорь Иванов. В итоге и венгры, и румыны наглухо закрыли свое воздушное пространство для русских военных рейсов – ведь они тогда уже были членами Североатлантического альянса. Можно не сомневаться – буквально такая же судьба постигла бы и любые попытки переброски в Югославию на самом деле серьезных военных сил и средств – тех же ЗРК С-300. Просто не пустили бы, будучи предупреждены заранее из Москвы. Прорываться с боем?! Вот тут самое время честно признать, что в 1999 году представляла собой российская армия. Ее состояние на этот момент лучше всего характеризовались двумя словами: «развал» и «разгром». Предыдущие годы «реформирования» Вооруженных сил страны, которое свелось, по большей части, к тотальному их сокращению, разворовыванию их имущества и целенаправленному уничтожению военно-промышленного комплекса дали знать о себе тяжелейшим опытом Первой Чеченской, доказавшей, что боеспособной армии у страны, фактически, нет.

Позволю себе привести всего несколько конкретных цифр: численность Вооруженных сил России ко времени, о котором у нас идет речь, сократилась почти на треть. Военный бюджет страны «усох» вполовину. Выпуск оборонной продукции отечественным ВПК уже к 1997 году сократился на 90%. Неудивительно – ведь объем госзаказа на вооружение и военную технику только в 1991-1994 годах снизился в 8 раз. Воевать с НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) в 1999 году?! Да после дефолта и жесточайшего кризиса 1998-го у армии не было денег даже на проведение самых обычных учений! В войсках не хватало не то что боеприпасов и горюче-смазочных материалов, а обмундирования и продуктов для того, чтобы кормить солдат. На 50-60% были израсходованы даже ресурсы неприкосновенного запаса. Крах и ужас…

Кроме того, не будем забывать и о том, что большая группировка российской армии (по некоторым данным, до 30% ее сухопутных сил) продолжала действовать в Чечне. И можно не сомневаться, что если бы наша страна вступила в конфронтацию с НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) на Балканах, «ассиметричный ответ» на Кавказе последовал бы незамедлительно. Впрочем, даже и без него реальные перспективы противостояния России Североатлантическому альянсу в 1999 году выглядят весьма печально. Разнообразные «эксперты» сегодня позволяют себе утверждать, что «НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) ни в коем случае не решилось бы на проведение наземной операции, если бы Милошевич сам не сдался». Мол, сухопутные войска Югославии были затронуты ракетно-бомбовыми ударами на какой-то ничтожный процент, сохраняли боеспособность и устроили бы американцам и их союзникам «ад на земле». Как-то слабо верится, по правде говоря.

Во-первых, не будем забывать о контингенте Альянса в 30, а впоследствии и в 50 тысяч «штыков», находившемся в соседних с Сербией Боснии и Герцеговине. Во-вторых, тысячи американских вояк перебрасывались к ее границам, причем с соответствующим вооружением и боевой техникой. Да, наземной операции не хотели ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе. Однако ее план (под названием «B-minus») был разработан и утвержден. Так что произносить вслух о том, что «вмешайся русские и НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) оставило бы Белград в покое» вряд ли уместно. Увы – нас тогда не боялись, да и не уважали, по большому счету, тоже. «Разворот Примакова», кое-кем выставляемый чуть ли не в качестве «оглушительной оплеухи США (Соединённые Штаты Америки – государство в Северной Америке)» – вот и все, на что мы были тогда способны реально. А что до сербов… Так ведь Россия уже один раз бросилась спасать их – в 1914 году. Чем все закончилось, надеюсь, никто не забыл? В 1999 году все могло обернуться еще печальнее.

Все написанное выше прошу ни в коем случае не считать попыткой обосновать вывод о том, что невмешательство России в процессе злости НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) против Югославии в 1999 году было правильным. Напротив – все, что происходило тогда, было совсем, категорически НЕправильно. И породило ужасающие геополитические изменения, последствия которых мы продолжаем «расхлебывать» по сей день. Конкретно тогда, в 1999 году и оформился окончательно тот самый пресловутый «однополярный мир», в котором «избранным» дозволено все, а остальным – ничего. Трагедии Ливии и Ирака, вереница «цветных революций» по всему миру, непрекращающиеся попытки «коллективного Запада» помыкать Россией – все это берет свое начало как раз в том роковом году.

При всем этом необходимо трезво взглянуть на вещи и признать – в тогдашних реалиях наша страна попросту неспособна была ни на что иное. Для того, чтобы бомбы и ракеты с самолетов НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс – крупнейший в мире военно-политический блок) не били по Белграду 24 марта 1999 года, не должно было бы быть прихода к власти Горбачева и Ельцина, «перестройки» и развала СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), тяжелейших лет унижения и разрушения России. Но это была бы, согласитесь, совсем другая история…

Создатель: Александр Неукропный
 

Источник

Виктория Кирилова

Добавить комментарий